May 21st, 2015

Отец-ветеран

Как восточноевропейские антикоммунисты в 1940-х самих себя перехитрили

Политическая весна Восточной Европы

В мае 1945 года союзники по антигитлеровской коалиции разгромили Германию. СССР установил военно-политический контроль над странами Восточной Европы, освобождение которых было невозможно без героической Красной Армии. Широко распространена точка зрения, согласно которой восточноевропейским странам и народам навязали социализм, причём исключительно благодаря советским штыкам. Безусловно, штыки сыграли свою роль, что вполне логично и естественно. СССР не для того проливал свою кровь, освобождая Восточную Европу, чтобы там возникли враждебные ему режимы. Но сводить всё к военно-политическим механизмам нельзя, победу коммунистов и их союзников обусловили самые разные факторы.

1. Три ошибки польских антикоммунистов

Прежде всего, надо заметить, что противники коммунистов наделали множество ошибок, тем самым ослабив свои позиции с самого начала. И в этом плане особенно выделяется Польша – тамошних борцов с «красной угрозой» подвёл совсем уж запредельный гонор. Летом 1944 года в Варшаве вспыхнуло восстание под руководством командующего Армией Крайовой (АК) Тадеуша Бур-Коморовского, стоящего на правых, националистических позициях. Подготовились к нему из рук вон плохо, и оно с самого начала было обречено на поражение. Цель у восставших была одна – освободить Варшаву своими силами, не допустить установления контроля РККА и, соответственно, прихода к власти коммунистов. В результате восстание было жестоко подавлено.

О том, что это была всего-навсего авантюра, писали не только «коммунистические историки-пропагандисты». Так, в 1971 году в Лондоне была опубликована книга «Варшавское восстание. Очерк политической и дипломатической обстановки», которую написал польский историк-эмигрант Ян Чехановский, сам принимавший участие в этом злосчастном восстании. Нисколько не симпатизируя коммунистам, он, тем не менее, подверг жёсткой критике руководителей-авантюристов. Чехановский отметил и ужасающую военную бездарность организаторов, и нежелание взаимодействовать с РККА.

Руководители восстания не только не согласовали свои действия с Москвой, но даже не договорились с Вашингтоном и Лондоном (и лондонским эмигрантским правительством). И, тем самым они дискредитировали себя в глазах поляков, невольно увеличив популярность компартии.

«Возникла парадоксальная ситуация, - отмечает Чехновский. – В сущности, восстание привело к прямо противоположному результату, чем ожидаемый; вместо того, чтобы предотвратить захват власти в Польше коммунистами, оно способствовало этому. 6 сентября Делегат Правительства и Командующий АК телеграфировали в Лондон: «Очевидно, что после поражения восстания в Варшаве власть перейдет в руки коммунистов, причем во всей стране». (Взято в ЖЖ-блоге В. Харитонова).

Но и после освобождения от немцев в АК господствовали авантюристические настроения. «Непримиримые» встали на путь вооруженной борьбы с режимом, которая опять-таки была обречена на поражение, ведь бороться приходилось и с СССР. Всего в деятельности вооруженного подполья приняло участие 150 тысяч человек, причем в некоторых воеводствах (Жешувском и т. д.) столкновения принимали характер гражданской войны. Но, несмотря на размах повстанческого движения, оно было подавлено.

А ведь его многочисленные участники могли бы принять участие в легальной политической борьбе. Коммунисты не установили своей партийной диктатуры и были готовы взаимодействовать со всеми легальными партиями. Они заключили компромисс с деятелем лондонского эмигрантского правительства и крестьянской партии Стронництво Людове (СЛ, «Воля Люду») Станиславом Миколайчиком. В стране было создано коалиционное правительство, которое возглавил лидер Польской социалистической партии (ППС) Эдвард Осубка–Моравский. Коммунисты (Польская рабочая партия, лидер - Владислав Гомулка) получили в нём многие ключевые посты, но там же были представлены и функционеры СЛ. Сам Миколайчик расколол свою партию, создав новую структуру – Польское СЛ (ПСЛ), занимавшую более правые позиции.

Collapse )


promo kotleopold77 february 7, 2019 17:14 4
Buy for 20 tokens
Диалог с читателем: - Ваша Пушистость! У него отвалился хвост!!! - Кстати, какой негодяй снабдил вас этой книжкой? - У вас все негодяи. Ну, что ж, ну, Гмордер дал. Чтоб я развивался. - Зина!.. Там в приёмной… Она в приёмной? - В приёмной - зелёная, как купорос. - Да - зелёная…
Kotleopold

Закон бумеранга: Правосека зарезали за крики «Слава Украине»

В Украине начинают «мочить» героев. Технический дефолт, к которому правительство готовит Украину, братоубийственная война, полное отсутствие европерспектив, беспредел воякив АТО сделали свое дело, понизив уровень патриотизма до нуля.

Резко дешевеют вышиванки, с машин и окон куда-то подевались флаги Украины, волонтеры больше не собирают пищевое подаяние возле супермаркетов. Более того, в Днепропетровске, который еще недавно был вотчиной жидобандоровцев, пошел обратный отсчет.

В Днепродзержинске убили юношу за возглас «Слава Украине!» - «Правый сектор». Такую информацию обнародовала местная городская организация партии «Правый сектор». По данным организации, инцидент произошел 19 мая, около 22:30, в центре города.

«Был убит 18-летний парень, патриот Украины. Теперь точно известно, что погибший воевал в составе добровольческого батальона, вернулся домой живой, но был убит здесь, дома, на мирной вроде земле. Оказывается, в Днепродзержинске сейчас можно погибнуть за возглас «Слава Украине!» Парня лично оперировал председатель Днепропетровской областной организации ПС Ростислав Винодел, но на тот момент пострадавший потерял более 3 литра крови и спасти его не удалось», - заявили побратимы.

По данным одного из свидетелей, на площади двое друзей обменялись приветствием «Слава Украине! Героям слава!». Этот возглас услышала группа молодых людей, которые находилась там же, вспыхнула драка. В результате один из патриотов был ранен «заточкой», он умер, второй сейчас находится в больнице. По данным из «Правого сектора», двое молодых людей, причастных к убийству, уже задержаны.

Между тем в Днепродзержинском городском отделе милиции подтвердили лишь сам факт убийства, и то, что уголовное производство возбуждено по ст. 115 Уголовного кодекса Украины. Как уточнили в милиции, это убийство пока не раскрыто, поэтому обнародовать подробности преступления не могут. По объявлениям из социальных сетей, общественность Днепродзержинска собирается в четверг на «ходу вышиванок», чтобы почтить память погибшего малолетнего ПСа. Явно, будут скандировать «Герои не умирают».


http://www.e-news.pro/in-ukraine/59563-v-votchine-kolomoyskogo-pravoseka-ubili-za-kriki-slava-ukraine.html

Собаке собачья смерть!

Kotleopold

Меня лечил донецкий врач: Исповедь украинского солдата...




Жительница Ростова-на-Дону Любовь Пузикова смонтировала музыкальный клип на стихотворение украинского солдата "Меня лечил донецкий врач" и выложила его в интернет.

Десятки тысяч человек откликнулись на песню о трагедии новобранца, которого власти и командиры сделали убийцей мирного населения. На Украине текст передается из рук в руки, и только своим - иначе можно попасть под прессинг спецслужб и националистов, а размещенный в социальных сетях клип с кадрами растерзанного Донбасса стремительно набирает просмотры.




Стихотворение написано от первого лица. Его герой, молодой солдат украинской армии, рассказывает своей матери, как попал в плен к ополченцам - с поля боя его вынес один из них, как донецкий врач спас ему жизнь, несмотря на то что больницу обстреляли из "Градов". Новобранец просит мать простить его, называя себя палачом и чудовищем. Солдат увидел Донбасс глазами его жителей - отца, качающего на руках мертвого ребенка, раненых людей. И понял, что его обманули, заставив стрелять в невинных людей, послали на убой.

"И нет здесь, мама, террористов. Здесь только стон людской и плач, а мы для них страшней фашистов", - делает вывод украинский военный. Стихотворение заканчивается вопросом: кому нужна война такая?

Текст можно найти в интернете под названием "Меня лечил донецкий врач", блогеры переименовал его в исповедь украинского солдата. Автор Сергей Гусев, имя вымышленное. Как утверждает одна из пользователей соцсетей, поэт боится преследования со стороны украинских карателей и лжепатриотов, поэтому опубликовался под псевдонимом.

Ростовчанку Любовь Пузикову, директора Кировского ЗАГСа, известную в городе поэтессу, сочинить музыку к солдатской исповеди попросили друзья из соцсетей.

- Я долго думала, в каком жанре писать мелодию, ведь текст очень личностный, пришлось немного его переделать, в итоге получилась бардовская песня, - рассказывает Любовь Борисовна.

Исполнитель нашелся сразу, им стал гитарист Виктор Тиняков. Клип Любовь Пузикова смонтировала сама. Как и музыка, кадры легли на строки сами собой.

- Набирала в интернете предложение, к примеру, "украинские солдаты в плену" или "разруха в Донбассе", и выплывали видео и фотографии, выбирала более эмоционально сдержанные. Строки о гибели людей проиллюстрированы снимками, на которых тела погибших завернуты в одеяла. Сложно было найти последний кадр, в результате это исчезающий украинский солдат, символизирующий, что эта война никому не нужна, - продолжает ростовчанка.

Мнение

Алена Алексеенко, жительница Луганска:

Я прочитала стихотворение в соцсетях, потом клип на него переслали друзья, он ходит в соцсетях по группам. Как человеку, пережившему бомбежки, мне эта тема очень близка. Хотелось бы, чтобы его услышали украинцы, которые обстреливают населенные пункты Донбасса. Я видела, как лечат раненых армии Украины в областной больнице в Луганске, они лежат в палатах вместе с ребятами из ополчения. Хотелось бы, чтобы украинские военные поняли, какое зло творят, как понял их бывший сослуживец. Наши сердца им открыты, а вот их?

Исповедь украинского солдата на музыку ростовчанки взорвала соцсети


Исповедь украинского солдата: "Мам, я в плену, но ты не плачь..."
------------------------------------------------------------------------

Мам, я в плену, но ты не плачь. Здоров почти твой сын бедовый.
Меня лечил донецкий врач с уставшей внешностью суровой.
Лечил меня.. Подумай, мам: Я бил по городу из градов,
А мой же "враг" меня лечил, и успокаивал: «Так надо».

Мам, я – чудовище. Прости. Я видел город разбомблённый.
Мам, что же сын твой натворил! Я – монстр, идеей закалённый.
Нас провели по городам, по сёлам тем, что мы бомбили,
А мы не верили глазам: что мы с Донбассом натворили!

Больницы полнятся людьми, там всё затоплено слезами,
Там изувеченный народ без рук, без ног предстал пред нами.
Ребёнок плакал на руках. Девчонке годик есть, едва ли,
А мы родителей её на мине, мама, подорвали.

Мать, я – чудовище, палач. И нет здесь, мама, террористов.
А мы, пришедшие с войной, для них подобие фашистов.
Нас, мам, кидали напролом, и в пекло жуткое бросали,
А в спины, нашим же бойцам, заградотряды выставляли.

И все мы шли на смертный бой, плечом к плечу с моим собратом,
А ополченец мне кричал: «Ложись, сопляк», — и сыпал матом.
Он не хотел в меня стрелять, меня в бою прикрыть желая,
Он мне пригнуться предлагал. Жизнь мне, врагу, в бою спасая.

Мам, я в плену, но ты не плачь. Здоров вполне твой сын бедовый.
Меня лечил донецкий врач с уставшей внешностью суровой.
Он выполнял врачебный долг. Я, от стыда пред ним сгорая,
Впервые думал про себя: кому нужна война такая?